Anizraz
На улице окончательно утвердился ноябрь. Хмурый тяжёлый месяц. Нет-нет, не верьте тому, что пишет календарь. Октябрь отчалил.

Та пора, когда блекнут яркие краски и осень уступает место последнему сыну - вестнику забвения.
По утрам всё чаще дымка, иней на опавших листьях и лёгкая корочка льда на редких лужах. Кругом голые деревья, серость, мелкая морось, холодный ветер. По небу давно разлит свинец и оно напоминает даже не грязную вату, а необработанный серый лён - грубый, плотный, простой. И небо это так близко.
Солнце - редкий гость и просвет не маячит впереди, ведь до момента, когда день по кусочку начнёт отгрызать обратно, целый месяц. И новогодняя лихорадка ещё не охватила города, улицы, людей.

Тишина. Сон. Забвение. Забвение. Внимание. Вчувствование.

Время открывать банки воспоминаний и намазывать их на ломти рассуждений. Время греться у собственного костра, топливо для которого собиралось весь год. Время отогревать, настраивать свои механизмы.

Месяц внутреннего апогея, который либо угнетает, либо раздувает огонь внутри. Что несёт последний осенний ветродуй, жёсткий и упрямый? Кто что видит, смотрясь во внутреннее зеркало: отчаяние, тревогу, пустоту или надежду, смысл, силу?
Ноябрь неизменно срывает маски, обнажая сущности.

Хмурый, тяжёлый, тёмный. Тёмный, глубокий, пронзительный, настоящий, откровенный.

Любимый месяц, здравствуй.